Воскресенье, 31 мая 2020  RSS
Воскресенье, 31 мая 2020  RSS
Популярно
Олимпийский шпионаж: американский спринтер Дэйв Сайм, ЦРУ и Игры 1960-го года
19:09, 18 мая 2020

Олимпийский шпионаж: американский спринтер Дэйв Сайм, ЦРУ и Игры 1960-го года


Олимпийский шпионаж: американский спринтер Дэйв Сайм, ЦРУ и Игры 1960-го года

– Мы подготовили статью из серии «Олимпийские сенсации»;

– Некоторые в США видели Олимпиаду 1960 года в Риме сквозь призму холодной войны.

В конце 1950-х годов величайшим всесторонним спортсменом на планете был ученик колледжа по имени Дэйв Сайм из Нью-Джерси. После окончания средней школы он отбросил предложение в размере 65 000 долларов, чтобы присоединиться к «New York Giants» – Главной лиге бейсбола. Он отправился в Герцог, играл в центре поля и возглавлял показатели лиги. Пока он был там, он занялся лёгкой атлетикой и установил мировые рекорды на 100 ярдов, 220 ярдов и в беге через низкие препятствия. Он также играл в американский футбол и делал это настолько хорошо, что «Детройтские Львы» призвали его после того, как он закончил с бейсболом. Симе отказался от их приглашения, потому что он хотел пойти в медицинскую школу, что он планировал сделать сразу после того, как поучаствует в Олимпийских играх 1960-го года в Риме. А ещё у Симе был секрет. Он также работал на ЦРУ.

Некоторые детали сотрудничества Симе с агентством уже давно известны. Он говорил об этом с писателем Дэвидом Мараниссом. И когда Симе умер в 2016-м году, об этом говорилось в некрологе N»ew York Times». Но появилось больше информации, поскольку ЦРУ продолжало рассекречивать свои файлы, а американский академик Остин Дакворт раскрыл одну из самых странных маленьких спортивных историй 20-го века. Оказалось, Симе был участником заговора ЦРУ по подрыву Олимпийских игр 1960 года. Так же, как и украинский убийца, клика священнослужителей Ватикана, советский прыгун в длину и Джордж Оруэлл. Все они участвовали в заговоре. Всё это содержится в архивах ЦРУ под заголовком «Аэродинамическая операция».

«Аэродинамическая операция» была крупной программой, направленной на развитие антисоветского сопротивления в Украине. Она преследовала две цели: 1) Поощрение в Украинской Советской Социалистической Республике новых и существующих антисоветских, антикоммунистических, украинских националистических настроений;

2) Сбор разведывательной информации о Советской Украине и СССР в целом для удовлетворения нужд Штатов.

Им управляла группа украинских эмигрантов под кодовым названием AECASSOWARY, каждый со своим номером. Под номером.AECASSOWARY-2 был человек по имени Микола Лебедь.

Лебедь был украинским националистом. В 1934-м году он помог спланировать убийство польского министра внутренних дел Бронислава Перацкого. Он был пойман, предан суду и приговорён к пожизненному заключению, но бежал в сентябре 1939 года во время немецкого вторжения. Во время войны Лебедь возглавлял партизанскую армию, которая сражалась как против нацистов, так и вместе с ними против Советов. Позже его также обвинили в убийстве польских граждан. ЦРУ охарактеризовало его как «известного садиста», но помогло ему эмигрировать в США. Там он был назначен главой некоммерческой исследовательской корпорации «Пролог», которая выпускала, публиковала и распространяла антисоветскую литературу на Украине.

«Аэродинамические» оперативники были на Мельбурнских играх в 1956 году, где они распространяли свою литературу среди советских спортсменов и болельщиков. В 1960-м году в Риме они были частью более амбициозного плана. ЦРУ хотело убедить украинских спортсменов в советской команде дезертировать на запад. Планирование началось в 1959-м году, и Лебедь использовал своего агента в Ватикане, епископа по имени Иван Бучко, чтобы помочь организовать акцию на месте. Бучко пообещал организовать съезд «порабощённых наций» и заставить «двух украинских католических священников циркулировать в штатском с целью установления контактов с Советами». Его помощник, бывший член СС по имени Орест Купринец, помог организовать проживание для команды Лебедя.

ЦРУ уже выбрало некоторых возможных перебежчиков во время международной встречи по лёгкой атлетике в Филадельфии в июле 1959-го года. Советы отправили 59 спортсменов, и люди Лебедя смешались среди них, сообщив о встречах с украинцами в команде, таких как толкатель ядра Тамара Пресс, прыгун с шестом Игорь Петренко и прыгун в длину Игорь Тер-Ованесян. Из них Тер-Ованесян казался самой многообещающей целью.

Именно здесь и появился Симе. ЦРУ также приняло на работу и другого американского спортсмена, метателя копья Аль Кантелло, в качестве посредников с советскими спортсменами в Риме. Там Тер-Ованесян говорил с Кантелло о перебежке. Архивы показывают, что американец взял Тер-Ованесяна на первую встречу с агентом ЦРУ, где их сопровождала команда из шести человек из ЦРУ на трёх автомобилях, чтобы убедиться, что КГБ не преследует их.

Симе напомнил, что его собственный сотрудник ЦРУ попросил его установить отношения с Тер-Ованесяном. Он взял его на ужин. Тер-Ованесяну было любопытно, но он рассказал о том, как хорошо с ним обращались дома. Правительство дало ему квартиру, машину и работу, и обещало ему больше, если он выиграет медаль. Сайм не был уверен, что ещё могут предложить США, кроме «свободы» и, возможно, работы в Калифорнии, рядом с «кинозвездами и красивыми людьми».

Сайм сказал, что есть ещё один американец, который хотел встретиться с ним, агент ЦРУ, который использовал имя мистер Вольф.

– Он был отчасти слизистым. Я бы не стал доверять этому сукиному сыну, лучше его бросить – сказал Симе Мараниссу.

Тер-Ованесян согласился встретиться с Вольфом, но только если с ним не пойдёт Симе. Он был напуган, и был уверен, что за ним следит КГБ.

Усилия Лебедя по проникновению в советскую команду также затруднялись КГБ. Вокруг Рима шла серия сложных игр в кошки-мышки. ЦРУ было уверено, что Советы рассылают «приманочные» цели для агентов Лебедя, которых преследуют оперативники. Тем не менее, за две с половиной недели Олимпиады команда Лебедя провела 155 бесед с советскими спортсменами, журналистами и туристами.

Некоторые беседы были краткими, например, обмен мнениями с великой гимнасткой Ларисой Латыниной, которого спросили, почему у украинцев нет собственной олимпийской сборной.

– Это не моё дело – сказала она.

Или прыгун с шестом Петренко, который жаловался, что КГБ сделал ему выговор за то, что он разговаривал с эмигрантами.

Они пользовались большим успехом у журналистов, таких как спортивный редактор «Радянской Украины» (по-видимому, это был очень скучный агитационный лист – рассказала агенту жена редактора – который создавал впечатление, что украинцы в основном интересовались свиньями и коровами). Его уговорили взять брошюру «Дружба, мир и свобода». Редактор пообещал, что передаст его, но когда вскоре снова увидел агента, то пожаловался, что брошюра чисто контрреволюционная, и спросил: Знаете ли вы, что со мной будет, если кто-нибудь заберет её у меня и прочитает?

К тому времени, когда Тер-Ованесян и Симе встретились снова, ситуация изменилась. Тер-Ованесян завоевал бронзу в прыжках в длину. У Симе тоже была медаль – серебро. Он уступил золото в финале 100 м. Ужин проходил хорошо, пока не прибыл мистер Вольф.

– Вот идёт этот парень, и я говорю: Мистер Вольф, это мой друг.

– Он говорит: Да, да – и даже не разговаривает со мной или с моей женой. Он идёт прямо к Игорю и начинает говорить с ним на диалекте – сказал Симе Мараниссу.

– Я вижу панику Игоря, действительно панику.

Вольф попросил Симе уйти, чтобы он мог поговорить с Тер-Ованесяном в одиночку. Тер-Ованесян отказался и тоже ушёл.

– Я напуган – сказал он Симе на выходе.

– Вот и все – сказал Симе.

ЦРУ взорвало это сообщение. Они уволили Симе, как и Лебедя. По всей видимости, всё, что ЦРУ собрало в ходе своей операции, это несколько домашних адресов в Украине. И в течение следующих нескольких дней она разослала по этим адресам книги и статьи, в том числе копии книги «Фермы животных» Джорджа Оруэлла.

Сайм и Тер-Ованесян встретились ещё раз, когда в 1963-м году ЦРУ договорилось вывезти Сима в «Мэдисон Сквер Гарден» для соревнований в помещении.

– Игорь, как ты? – спросил его Симе.

– Рад видеть тебя, Дэвид. Я больше не могу с тобой разговаривать – ответил Тер-Ованесян.

Они больше никогда не говорили.

Тер-Ованесян никогда не дезертировал. Он стал тренером по лёгкой атлетике. А Симе стал успешным офтальмологом. «Аэродинамика» свернулась в 1980-х годах. Последними реликвиями её работы в Риме, предположительно, были несколько выцветших экземпляров книги «Animal Farm», пылящихся на книжных полках где-то в Украине.

Лига Ставок дарит бонус новым игрокам до 10 000 рублей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2013 - 2020 Твоя лучшая букмекерская контора на BukmekerskayaKontora.com. Перепечатка и цитирование материалов допускается при наличии обратной ссылки.