Вторник, 2 июня 2020  RSS
Вторник, 2 июня 2020  RSS
Популярно
МОК запрещает акции протеста на Играх в Токио
18:15, 28 февраля 2020

МОК запрещает акции протеста на Играх в Токио


МОК запрещает акции протеста на Играх в Токио

– Почему после запрета МОК на акции протеста на Играх в Токио захватывает дух от лицемерия.

В мемуарах, опубликованных через несколько месяцев после смерти Артура Эша, чемпион по теннису размышлял об одной из самых известных демонстраций в истории спорта. Томми Смит и Джон Карлос сделали свой салют «Black Power» на Олимпийских играх в Мексике в 1968-м году, когда Эш выиграл первый Открытый чемпионат США.

– Хотя я не всегда соглашался со всем, что эти люди говорили и делали, я уважал то, как они стояли высоко на фоне неба, и настаивали на том, чтобы их услышали не только поклонники бокса или лёгкой атлетики – писал он.

Начиная с января, сезон наград в индустрии развлечений принёс множество политических протестов со стороны лидеров. Будь то победа Дейва над Борисом Джонсоном , выступление Оскара на троллинге своего собственного мероприятия или личный крестовый поход Хоакина Феникса против большого молочного завода. В то же время Международный олимпийский комитет издал руководящие принципы, запрещающие все формы протеста на Играх в Токио этим летом, будь то письменные знаки или жесты, такие как вставание на колени во время гимна США.

Это не новое правило. Олимпиада играла в игру «ты более нейтральный, чем Швейцария» с тех пор, как барон Пьер де Кубертен решил, что подготовка спортсменов к современному пятиборью – лучший способ остановить вторжение пруссаков во Францию. Захватывающее лицемерие МОК хорошо известно, его президент, поддерживающий этот запрет, Томас Бах – это тот же самый человек, который утверждал, что совместная заявка Северной Кореи и Южной Кореи на 2032-й год была вкладом в мир во всем мире. Но это ханжеское заявление, это его самозванская миссия, которая действительно раздражает.

Это организация, которая хочет очень чётко заявить, что она слишком благородна, чтобы допускать неудачные разногласия в реальном мире. Протест Смита и Карлоса в 1968-м случился через две недели после того, как мексиканское правительство убило сотни студентов в том самом городе, где проходили Игры.

– Если наши Игры будут останавливаться каждый раз, когда политики нарушают закон человечества, международных конкурсов никогда не будет – сказал тогдашний президент МОК Эйвери Брундейдж,

Это великодушие духа не умерло: вы можете увидеть это в решении МОК о проведении зимних игр 2014-го года в стране, которая знает всё о запрете диссидентов, а также о том, как бросать их в тюрьму или еще хуже.

От редакции: да уж, похоже у автора с головкой серьёзно бо-бо

Но давайте вернемся к Эшу, человеку, который не мог себе позволить притворяться, что этот спорт существует в мире фантазий, где все встречаются на равных условиях взаимного уважения и единства цели. Он родился в ситуации, когда спортивные мероприятия носили политический характер. Будучи молодым чернокожим на американском юге в середине 20-го века, он рос в обстановке, когда сложившаяся политика лишала его возможности конкурировать со сверстниками и выбрасывала с тренировочных площадок.

Недавняя биография Раймона Арсено освещает собственное путешествие Эша к активизму. Его детский тренер и наставник, доктор Роберт Уолтер Джонсон, научил своего протеже проявлять сдержанность во всех вещах без исключения. Эш давал своим оппонентам право сомневаться и никогда не протестовал против несправедливости. Будучи студентом-спортсменом в Калифорнии, он спокойно развернулся и ушёл, когда клуб, предназначенный  только для белых, отказался выдать ему приглашение на турнир.

За год до Олимпиады в Мексике, в своей первой автобиографии, «Advantage Ashe», 23-летний парень заявил, что он «не тип крестоносца». Когда дело дошло до продвижения дела о гражданских правах, он сказал: Я делаю это по-своему, я веду себя прилично.

Но по мере того, как он жил и когда он познакомился с большим количеством мира (в частности, с апартеидом в Южной Африке), то нашёл свой собственный голос протеста, достойный и умный. Он не ожидал, что его коллеги-конкуренты выступят с такими личными позициями, к которым он был готов, утверждая, что им всё равно. Но он выразил своё презрение к руководству тенниса, которое испугалось того, чтобы занять позицию по политическим вопросам или по спорным вопросам социальной справедливости.

В другой книге «Народная история тенниса» («Плутон Пресс», вышедшая в мае) приводятся доводы в пользу того, что при всей своей консервативности, оборачивании истеблишмента в теннисе существует запрет на радикальные действия. Например, этот спорт был тихой гаванью для феминизма, он был первый, который поощрял участие женщин наряду с мужчинами.

«Народная история тенниса» также указывает, что когда Эша награждали за победу в мужском одиночном разряде на Уимблдоне в 1975-м году, британский игрок номер один, Бастер Моттрам, открыто выражал политическую поддержку расистскому «Национальному фронту».

В последние несколько месяцев своей битвы со СПИДом Эш был арестован за действия, предпринятые им в знак протеста против жестокого обращения Джорджа Буша-старшего с гаитянскими беженцами и подал пример, за которым, как он надеялся, последуют другие. Протест, по его словам, был освобождающим и катарсическим.

Друг Эша Гарри Эдвардс (социолог, который основал «Олимпийский проект по правам человека», стоявший за салютом Смита и Карлоса), заявил в прошлом году, что может начаться ещё одна волна спортивного инакомыслия.

– В определённый момент, стоимость становится неактуальной, потому что причина очень важна. Несправедливость доводит до такой степени, что реакция протеста становится неизбежной – сказал он «LA Times».

МОК заявил, что призывает спортсменов делиться своими политическими взглядами этим летом через традиционные социальные сети и есть некоторая логика для полного запрета политических акций. Например, мы бы не хотели, видеть золотого призёра, делающего крайне правый салют. Ведь Олимпийские игры стали свидетелями многих таких салютов в 1936 году, это был ещё один знаменательный год, когда нацисты на Олимпиаде демонстрировали свой кодекс морального превосходства.

Ирония заключается в том, что элемент преступления имеет тенденцию усиливать протестное заявление. В сентябре прошлого года Смит и Карлос были введены в «Зал Олимпийской славы США», но их имена уже запечатлены в спортивной легенде. В таких случаях, как их и Эша, мы помним мужество и убеждённость, а не организации, которые пытались заставить их замолчать.

От редакции: мы так и не поняли, чем недоволен автор и что он называет лицемерием? Запрет на политические высказывания – это лицемерие? Но почему? Или он предлагает разрешить эти высказывания? Но опять, же не все, например, жесты правого толка автор все, же не одобряет. Такое впечатление, что для него лицемерие всё, что его не устраивает. Наверное, если бы кто-то стал орать с пьедестала «Свободу гомосекам!», то автор бы назвал это проявлением свободы слова. А если бы кто-то сказал, что Бог против гомосеков (как сделал один австралийский регбист), то автор бы призвал лишить его работы и гражданских прав.

Лига Ставок дарит бонус новым игрокам до 10 000 рублей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2013 - 2020 Твоя лучшая букмекерская контора на BukmekerskayaKontora.com. Перепечатка и цитирование материалов допускается при наличии обратной ссылки.