Воскресенье, 17 ноября 2019  RSS
Воскресенье, 17 ноября 2019  RSS
Популярно
Мо Фара обвиняет британские СМИ в расизме
20:31, 16 октября 2019

Мо Фара обвиняет британские СМИ в расизме


Мо Фара обвиняет британские СМИ в расизме

– Альберто Салазара, который тренировал Галена Раппа и Мо Фару на Олимпийских играх 2012, забанили на четыре года.

– Я чувствую себя подавленным. Мо Фара обвиняет средства массовой информации в расисткой позиции по вопросам, связанным с Альберто Салазаром

– Мне это надоело, против меня нет никаких обвинений – восклицает Фара.

– Фара злится и утверждает, что британские СМИ имеют расистскую повестку дня.

Когда самая смелая и зажигательная пресс-конференция в карьере Мо Фары подошла к концу, он начал тыкать пальцем в своих обвинителей.

Ничего нового вы не придумали. Это продолжается уже четыре года, и мне это надоело – сказал он им.

За несколько коротких минут боевого спарринга Фарах настоял на том, чтобы его четыре олимпийские золотые медали не оказались под угрозой после запрета его бывшего тренера Альберто Салазара за допинговые преступления. Более того, Фара перешёл в наступление, и обвинил британские СМИ в расизме. Однако в нескольких случаях он также отказывался полностью осудить человека, который наставлял его.

С одной стороны, было легко понять разочарование Фары. Это была не пресс-конференция по продвижению Чикагского марафона, где самый успешный спортсмен Британии будет защищать свой титул, а обвинительное собрание. Снова и снова его отношения с Салазаром прерывались, как в 2015-м, когда впервые появились обвинения в отношении его бывшего тренера.

Но как Фара мог утверждать, что обвинения длятся четыре года? Ведь Салазар забанен за «организованный допинг» всего неделю назад? А проект «Nike Oregon», учебная группа, которая превратила его из обычного бегуна в атлета мирового класса, была распущена «Nike» всего несколько часов назад?

Неоднократно Фара говорил об «обвинениях» против Салазара, а не о вине, точно установленной в течение двух лет арбитражных слушаний. Фара пытался делать вид, что вина Салазара не доказана.

Возможно, более разумной стратегией по связям с общественностью было бы признать, что он должен был бросить Салазара, когда «Усада» впервые начала расследование в 2015 году. Вместо этого, когда Фара спросили, не расстроен ли он действиями Салазара, его главный ответ состоял в том, чтобы повернуть острие атаки в СМИ.

Я чувствую, что вы, ребята, разочарованы. Очень печально видеть вас, ребята, снова и снова с одними и теми же вопросами. Нет никаких обвинений против меня. Я не сделал ничего плохого. Давайте будем ясны – эти обвинения касаются Альберто Салазара и проекта «Орегон» – ответил он.

Вопрос был задан снова. Снова Фара отказался прямо отвечать на это.

Если я скажу вам, ребята, и буду добр с вами, вы всё равно будете негативны. В любом случае, я не могу победить журналиста, который уже решил, что будет писать – сказал он.

Когда Фара обвинил британскую прессу в расизме, произошел резкий поворот в его речи.

Насколько я вам не симпатичен, сразу видно. Заметно, что у вас есть чёткая повестка дня. Я видел это много раз. Я видел это с Рахимом Стерлингом, с Льюисом Хэмилтоном. Я не могу выиграть, что бы я ни делал – сказал он.

Прим. редакции: беспроигрышная позиция у негров. Какое бы преступление они не совершили, в случае обвинений всегда заявляют: вы обвиняете меня из расистских побуждений! На самом деле расизм идёт исключительно со стороны негров, которые ставят себя выше закона и моральных ценностей общества, в котором они проживают, исключительно на основании своего цвета кожи.

Когда на Фару оказали давление, он в конце концов критически отнёсся к Салазару, сказав, что его бывший тренер дал ему обещания в 2015-м, которые оказались ложными.

Я вышел из гонки в Бирмингеме, потому что хотел получить ответы на некоторые вопросы. Я полетел в Портленд, поговорил с Альберто лицом к лицу. В то время он заверил меня, что это всего лишь обвинения. И эти обвинения не были правдой – сказал Фара.

В частности, Фара заметил, что будет рад, если его образцы будут проверены антидопинговыми агентствами.

Я, наверное, один из самых проверенных спортсменов в мире. Я буду счастлив, если меня проверят в любое время и в любом месте, и если мои образцы будут использованы для всего, что им нужно сделать – сказал он.

Медиа-конференция Фары состоялась всего через 12 часов после закрытия проекта «Nike Oregon», о чём объявил Марк Паркер, исполнительный директор «Nike».

Паркер указал, что комиссия, наложившая бан за допинг Салазару, не нашла «организованного допинга» или доказательств того, что препараты, повышающие работоспособность, использовались у спортсменов проекта «Орегон». Салазар сказал, что он подаст апелляцию.

Тем не менее, это позорный конец для тренировочной группы, некогда считавшейся лучшей в мире. Его происхождение заложено в разговоре между Салазаром и Томом Кларком из «Nike», который в настоящее время является президентом компании по инновациям, в то время как они смотрели Бостонский марафон в 2001-м.

Директор взбесился, когда американец финишировал только шестым. Кларк повернулся к Салазару и сказал: Неужели всё так плохо, неужели мы отпразднуем это (шестое место)?

Салазар ответил ему, что он может научить американцев снова быть конкурентоспособными. «Проект Орегон» родился.

Ничто не было оставлено на волю случая. Вскоре после этого ведущий спортсмен НОП Гален Рупп, завоевавший медали в Лондоне в 2012 и на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро в 2016, переселился жить в «высотный дом» в Портленде с системой фильтрации воздуха, которая имитировала высотные кислородные палатки и, естественно, повышала его уровень гемоглобина.

В последующие годы, куда бы ни шли технологии и наука, Салазар радостно следовал, будь то с помощью криотерапии, подводных беговых дорожек или высотных тренировочных лагерей, разбросанных по году, новейшим достижениям.

Тем не менее, в 2015-м «BBC» и «ProPublica» подняли серьёзные вопросы о некоторых методах Салазара, включая использование запрещённого допингового тестостерона на его сыновьях в странном эксперименте. Это вызвало официальное расследование со стороны «Усада», который в прошлом месяце объявил, что Салазар запрещён за «организацию и содействие приёму допинга».

В последующие годы проект «Орегон» расширился и стал включать не американцев, а Фара присоединился к группе в конце 2010-го.

Он слонялся без дела, прежде чем присоединиться к нам. Его обучение до прихода к нам было случайным. Он был повсюду, тренировался с разными наставниками. Он не делал силовые тренировки до прихода ко мне. Он бегал трусцой и делал пять минут упражнений. Этого было недостаточно, и поэтому Мо имел тенденцию проигрывать к концу гонок – сказал Салазар.

Когда его спросили, доволен ли он тем, что Салазара выгнали из спорта, Фара снова слегка уклонился.

У меня нет времени для тех, кто переступил черту, и с первого дня я это сказал. Если будет доказано, что он перешёл черту, если такое решение примет «Усада», то мы должны будем покинуть тренера – ответил он.

Фарах также настаивал, что он не знал, что Салазар был обвинён «Усада» в 2017-м, пока о запрете не было объявлено в конце сентября. И когда его спросили, опечален ли он в связи с закрытием «Орегонского проекта», его ответ едва ли был решительным.

Я вернулся в Лондон, я был вне «Орегонского проекта» два года. Это не мое решение закрыть «Орегонский проект», это решение США, решение «Nike». Это «Найк» должен отвечать, а не я, Мо Фара.

Но вы всё ещё носите комплект Nike – указал один журналист.

«Nike» платит мне много денег – ответил Мо. И, по крайней мере, по этому вопросу, он в первый раз за вечер ответил искренне.

Лига Ставок дарит бонус новым игрокам до 10 000 рублей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2013 - 2019 Твоя лучшая букмекерская контора на BukmekerskayaKontora.com. Перепечатка и цитирование материалов допускается при наличии обратной ссылки.